Николай ЗИМИН: «ХК «Рязань» с каждым матчем будет прибавлять»

Современным журналистам повезло – у них есть интернет. Еще до знакомства о будущем собеседнике можно узнать если не все, то многое. Вот и сотрудники пресс-службы ХК «Рязань» перед встречей с защитником «горожан» Николаем Зиминым, обратились к «всемирной паутине». И составили список черт характера, которыми девятый номер «горожан», по нашему мнению, обладает. А в беседе с Николаем проверили, насколько он…

 

…скромный…

 

— Николай, только очень скромный человек мог в одном из своих интервью заявить: «Хоккей в моем лице потерял таранного форварда, зато приобрел непроходимого защитника»…

— Шутя было сказано, конечно, — смеется Зимин. – Хотя на самом деле начинал я в детстве в родном Хабаровске в нападении. Но в какой-то момент тренер секции, видимо, глядя на мои габариты, посчитал, что лучше будет получаться в обороне. Так я стал атакующим защитником. Но главная задача игрока обороны все же не пропускать к своим воротам противника, отбирать шайбы. Стараюсь в меру мастерства быть непроходимым.

— Когда в жизни несостоявшегося таранного форварда появился хоккей?

— Родители в первом классе отдали. Ничего оригинального: отец решил, что заниматься спортом все лучше, чем болтаться во дворе без дела. Начинал, как и многие ребята в то время, с открытой дворовой хоккейной коробки. При школе была секция. Занимались там, правда, более взрослые ребята. Но со временем набрали и группу моего, 83-го года рождения. Тренироваться нравилось, втянулся и пошло-поехало…

— Как получилось, что сибирский юноша всю свою сознательную карьеру провел в командах центра России?

— Мой возраст в Хабаровске в свое время считался самым сильным и перспективным. Поэтому когда нам было по 14 лет, тренерами было принято решение отправить тринадцать воспитанников в Ярославль, в то время еще «Торпедо», где у молодых ребят было  больше возможностей повышать свою хоккейную квалификацию. Два года я занимался в Ярославле, да и дальше как-то получалось, что подписывал контракты с командами из европейской части России. Как с Белгорода началось, так с тех пор я восточнее Пензы и не забирался.

 

…непостоянный…

 

— Ты сменил немало команд. В чем причина такого непостоянства?

— Я бы не сказал, что у меня было много команд… ХК «Рязань» десятая? Хм, в память запало меньше.  Три года выступал за ХК «Белгород». Затем позвали в Суперлигу, в столичный «Спартак». Руководство красно-белых обещало, что буду играть. На поверку сидел в запасе, потому как в клубе подтягивали своих. В ноябре понял, что дальше ждать бессмысленно, и разорвал контракт. Следом были три года в «Химике», за который, скорее всего, выступал бы и дальше, если бы не финансовый кризис – клуб из Воскресенска отправился в МХЛ. Так в моей карьере появился «Дизель». В общей сложности в Пензе я отыграл три с половиной года, дважды отлучаясь в «Буран». Первый раз, перед сезоном-12/13. Что скрывать, в Воронеже предложили выгодный контракт, а деньги, что бы не говорили, играют в жизни важную роль. С деньгами связан и переход в «Буран» по ходу прошлого чемпионата. Их в «Дизеле» просто перестали платить…

— Удивило, что ты не упомянул «Северсталь», в составе которой дебютировал в элите!

— В «Северстали», к сожалению, мне не удалось проявить своих лучших качеств. Молодой был, где-то мандраж, где-то волнение сказалось. В Череповец приехал из ХК «Белгород», клубы сотрудничали. Сначала на предсезонную подготовку, затем вызвали ближе к Новому году и, даже, дали поучаствовать в четырех матчах. Но затем окончательно отправили в Белгород – объяснив, что в плей-офф будут играть проверенные бойцы – и больше в «Северстали» обо мне не вспоминали.

— Третий официально зафиксированный твой заход на КХЛ случился с «Химиком» в сезоне-08/09. Он, надо думать, особенный – все же полный сезон, твердый игрок основного состава…

— Однозначную оценку ему сложно дать. Я мучился с травмой паха, из-за чего не удалось отыграть весь чемпионат на высоком уровне. Хотя в тех матчах, что принимал участие, нареканий со стороны тренерского штаба «Химика» не было. Плюс, с предыдущего сезона тянулся шлейф задолженности по зарплате – играли в буквальном смысле за тарелку супа. В итоге, заняли последнее место. Хотя без боя не сдавались никому. Обыгрывали с хорошими счетами и СКА, и чемпионов из «Салавата Юлаева», других лидеров и фаворитов.

— Сергей Огородников, Валерий Васильев и другие предыдущие герои наших интервью делились мечтами о контракте с клубом КХЛ. В 32 года подобные цели перед собой ставишь?

— Мечта, как говорится, умирает последней. Другое дело, что в КХЛ очень непросто попасть. И дело тут не только в мастерстве и хорошей статистике. Мало позвонить в клуб и сказать: я очень хороший игрок, возьмите меня, не пожалеете. Нужны связи, знакомства. Например, в «Химике» в КХЛ у меня были довольно неплохие показатели. В 40 матчах я играл в среднем по 20 с лишним минут, набрал 5 (2+3) очков, всего 14 минут штрафа и показатель полезности «+2». Это в команде, занявшей последнее место! Но другого контракта в КХЛ заключить так и не удалось, хотя клубы подписывали защитников со статистикой в разы хуже, чем у меня.

— Как на горизонте возник ХК «Рязань»?

— В межсезонье в Пензе долгое время было вообще не понятно – выйдет «Дизель» на старт или нет. В Воронеже тоже с долгами расплатились только ближе к началу предсезонной подготовки, а будущее виделось весьма туманным. Одним словом, стало понятно, что команду придется менять. Было несколько предложений, из которых выбрал ХК «Рязань». Предупреждая возможные вопросы, скажу, что оно было далеко не самым выгодным с финансовой точки зрения. Но по ряду причин вариант с Рязанью меня вполне устроил. В частности, из-за близости к дому.

 

…добрый…

 

— Обратил внимание: во всех интервью ты исключительно доброжелательно отзываешься о бывших командах, городах, болельщиках. Не поверю, что нигде не было никакого негатива, за который хотелось бы пнуть обидчика, выговориться.

— Признаться, на самом деле чего-то плохого припомнить  не могу. Видимо, потому, что я действительно такой добрый, негативные моменты, эмоции обходили меня стороной, — улыбается Николай. – Разумеется, какие-то непростые ситуации, порою требовавшие тяжелых решений, случались. Но я всегда и во всем старался найти позитив, настроить себя на положительную волну и двигаться дальше. Хоккей ведь не будет ждать, когда ты решишь свои проблемы. Надо выходить на площадку и играть.

— Неоднократно возникавшие в твоих командах финансовые проблемы ты к негативным моментам, стало быть, не причисляешь?

— Разумеется, ничего хорошего в задержках зарплаты нет. Без денег очень сложно, особенно в чужом городе. Приходится занимать, что уже само по себе неприятно. Вдвойне не по себе, что не знаешь, когда сможешь отдать. Но если в команде складывается отличный коллектив, который заражен общей идеей, когда ребята стараются в нелегкий период поддерживать друг друга – это дорогого стоит и через него черпаешь позитив. Тогда выходишь на площадку, выигрываешь и в какой-то момент забываешь обо всех проблемах.

— А как тебе удавалось поддерживать хорошие отношения с болельщиками? Фанаты не очень любят, когда игроки уходят из их команды, возвращаются, снова уходят…

— На болельщиков Пензы и Воронежа намек? Действительно, у нас сложились хорошие отношения. Наверное, в первую очередь потому, что я всегда с ребятами старался быть честным. Никогда не обещал, что в их команде проведу всю карьеру и буду верен до гроба. Просто потому, что это не возможно. Такова хоккейная жизнь: сегодня ты здесь – завтра там, где-то игра может не пойти, где-то тренеру не понравишься… Было очень приятно, когда после «серебряного» сезона в «Буране» на матче в Пензе воронежские болельщики вручили мне, уже игроку «Дизеля», специально изготовленную медаль за вклад в успех «Бурана». Благодарен за поддержку пензенским любителям хоккея, понявшим причины моего ухода из команды по ходу сезона – с маленьким ребенком невозможно сидеть без копейки в кармане.

— Видел в соцсетях фотографии болельщиков на фоне огромного Николая Зимина на стене. Где можно увидеть такое произведение искусства?

— Не знаю, можно ли увидеть сейчас, в «Дизеле» я уже не играю и плакат могли снять… Это в Пензе, на «Дизель-арене», на третьем этаже. Там находятся VIP-зоны и с разных сторон в холле повесили две внушительных размеров фотографии. На одной из них оказался я. Почему выбрали мое изображение? Не знаю, меня даже не предупредили. Когда первый раз поднялся на третий этаж и увидел – удивился. Но, что говорить, было приятно.

 

…прекрасный семьянин…

 

— Ты всегда с большой нежностью рассказываешь о семье, дочери. Как ты познакомился со своей супругой?

— С Леной познакомились в Воскресенске. Почему-то сразу возникло ощущение, что эта девушка станет моей женой. Хотя долгое время просто общались, без каких-то там ухаживаний. И только когда я уехал играть в Пензу, пришло осознание, что мы должны быть вместе. Так получилось, что  судьба все равно свела нас. Подрастает дочка, которую зовут Александрина. Ей три годика.

— Откуда вы ребенку такое имя выкопали?

— Мы и не выкапывали… Хотелось дочку назвать как-то необычно, чтобы имя не заезженным было. Выбирали между Дариной и Александриной. Выбрали второе. Оставляет дочке право выбора, как ей приятнее, чтобы называли – Александрой, Алексой…

— Какие-то увлечения у дочки уже есть?

— У нее масса увлечений! Играет, танцует, рисует, бегает. Собственно говоря, как обычный ребенок в ее возрасте. Водим с женой Александрину на занятия в детский центр, где уже изучают цифры, буквы, музыку слушают. Дочь уже довольно неплохо разговаривает. Мы с ней не сюсюкаемся как с пупсом, стараемся общаться как с, пусть с маленьким, но уже самостоятельным человечком.

— Как мы уже поняли, ты с Александриной продолжишь традиции катания детей после матчей ХК «Рязань»?

— Дочке очень нравится. Любит она и просто у папы на руках побыть на льду, и болельщиков поприветствовать. Первый раз после матча прокатил в Воронеже, когда ей было месяца четыре. Так с тех пор и выезжаем после финальной сирены.

— В Рязани где обосновались?

— Снимаю квартиру рядом с «Олимпийским». Правда, семью я в Рязань перевозить не планирую. Воскресенск рядом, дочь ходит в детский сад. Когда у нас домашние матчи, Елена и Алекса живут вместе со мной. А вот когда отправимся на выезд, поедут домой, в Воскресенск.

— То есть, уже упомянутое тобой понятие «дом»…

— В Воскресенске. Мой дом там, где моя семья.

— С Хабаровском сейчас что-то связывает?

— Там у меня остались родители, друзья. Последний раз в Хабаровске был, наверное, года два назад. Конечно, очень хочется съездить, увидеться с близкими. Но пока, увы, не получается.

 

…и ленивый.

 

— Готовить научился?

— Как сказать… Готовить-то я умею, обслужить себя, во всяком случае, могу. Недавно, например, макароны сварил, котлеты пожарил. Но, что есть то есть – стоять у плиты не люблю, ленюсь. А как представлю, что потом надо перемыть кучу грязной посуды, так вообще аппетит пропадает.

— «Фирменным» блюдом ты называешь яичницу? Поделись любимым рецептом.

— С ней меньше всего проблем. Рецепт такой. Разбиваем шесть яиц в сковороду, перемешиваем, солим, жарим…

— И?

— И все! Едим, — смеется собеседник. – На самом деле с функцией приготовления пищи в нашей семье прекрасно справляется супруга. Елена на самом деле очень вкусно кашеварит – пальчики оближешь. Всегда с нетерпением жду, когда жена приедет, и я наемся в свое удовольствие. И чтобы еще осталось на неделю.

— А что у нас с увлечениями? Ни в одном интервью про них ни слова! Не поверю, что у тебя нет никакого хобби, просто скрываешь от журналистов.

— Честно сказать, свободное время предпочитаю проводить с семьей, лишний раз поиграть с дочкой, посмотреть телевизор. Хотя… Нравится собирать модели самолетов, автомобилей. Когда хочется отвлечься от всего – засесть за сборную модельку с клеем в руках самое то.

— Где-то можно лицезреть выставку моделей, собранных руками Николая Зимина?

— Боюсь, что нигде. Обычно, собранные образцы оставляю там, где жил. Так что уникальные экспонаты становятся собственностью хозяев снимаемых квартир.

— В свое время ты говорил, что хотел бы сыграть в матче против болельщиков. Получилось?

— Нет. Как-то не представлялось случая. В Воронеже в прошлом году вроде бы собирались организовать что-то подобное. Но так и не собрались.

— А в Рязани болельщики с ХК «Рязань» сыграли! Теперь все ждут окончания сезона и второй подобной встречи.

— Здорово. Если ждут второго матча, значит, судя по всему, первый удался на славу. С удовольствием приму участие в подобном мероприятии. Но для начала необходимо удачно провести сезон. Чтобы весной и у команды, и у болельщиков было отличное настроение.  Тогда и шутливые встречи проводить в радость.

 

В качестве послесловия
 

— А на что, по твоему, способен ХК «Рязань» в нынешнем сезоне?

— Команда у нас хорошая, с каждым матчем, думаю, будет только прибавлять. Важно закрепить свои сильные качества и избавиться от недостатков. Стартовый матч со «Звездой» провели здорово, а с «Бураном», получается, провалили. Воронежцы сумели навязать нам свою игру, под которую наша команда почему-то подстроилась: ходили по площадке пешком, не хватало скорости, остроты. Вот это в дальнейшем недопустимо. Если брать в расчет игры во время предсезонной подготовки, то в плей-офф ХК «Рязань» выходить обязан, да и финишировать в регулярном чемпионате мы должны выше середины таблицы.

— А максимум? Медали потянете?

— Стремиться надо к большему. Хоккей – игра непредсказуемая: может все гладко идти, а может и отвернуться удача. В том же матче с «Бураном» при счете 2:1 не реализовали буллит. Забей, и наверняка другая игра пошла, ребята бы взбодрились, почувствовали уверенность. Мы еще не встречались и пока не совсем представляем себе уровень клубов «Востока». Вот сыграем с восточными командами несколько матчей, тогда можно будет говорить о возможностях ХК «Рязань» более предметно.

 

Беседовал Михаил СОЛДАТОВ


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *