Евгений Еграшин: «Вратарь – не особенный. Он – вратарь!»

20-летний Денис Попов – второй во всей Всероссийской лиге по проценту отражённых бросков, приличны показатели у его ровесника Егора Гуськова, и всего на год старше их Максим Клоберданец: у «Рязани-ВДВ» самая молодая вратарская бригада в ВХЛ! И завсегда внешне спокойный, как удав, тренер рязанских голкиперов Евгений Владимирович Еграшин. Вместе они, смотришь когда, наблюдаешь – будто семья: настолько тепло там, по-свойски у них…

 – На мой взгляд нормальные, хорошие такие, дружеские отношения, – чуть улыбается Еграшин. – Как объяснить? Мы можем на любую тему поговорить, включая семейную – без вопросов. Они могут сказать всё, что у них болит… (пауза). Ну, что на душе… (пауза). Только вы Максима не забывайте – он тоже наш вратарь.

Командированный давно и надолго из кахаэловского «старшего брата» рязанской команды Максим Клоберданец в этом сезоне в «Рязань-ВДВ» третий вратарь – «рамку» на постоянной основе делят Попов и Гуськов. Не позавидуешь этому очень доброжелательному и очень ответственному, очень работоспособному, парню, конечно.

– Да, ему не позавидовать, – кивает Еграшин. – На данный момент так получается, но я считаю, что он вообще не хуже. На уровне. Но я всегда был уверен, что должно быть два вратаря, и ещё один перспективный с «молодёжки». Ему будет как бы не обидно, он будет поднимать свой уровень, а эти два играть. А у нас получается три вратаря. И здесь и третьего вратаря, который не играет, жалко, и сделать ничего не сделаешь, потому что все мы играем не на себя, а на команду.

Вратарям ведь, как и полевым, нужно постоянно играть…

– Обязательно! А как иначе? Мастерство надо применять в игре: на тренировках ты его отточил, а куда же это деть дальше?! Поэтому надо играть, чтобы выплёскивать всё. Чтобы смотреть, ошибки какие ты исправил – не исправил, есть они – нет их. Это только в игре и проверяется, больше нигде.

– И даже с Клоберданцем у Рязани сейчас получается самая молодая вратарская бригада во всей ВХЛ – 20-летние Гуськов и Попов просто «тащат» команду…

– Как вы сами видели, не сразу стало получаться – пока притёрлись друг к другу… На мой взгляд, самое главное – не мешать вратарям. Они всю жизнь играют. Надо просто давать играть и подсказывать, где ошибочки. Пацаны молодые – прислушиваются, выполняют. Поэтому всё у нас и пошло.

– Считается, что в хоккее вратарь – это кто-то особенный, сам в себе такой…

– И некоторых это напрягает, что вратарь – такой особенный и к нему надо как-то по-особенному относиться.

А вы как считаете?

– Я считаю, что вратарь – не особенный. Он член коллектива и должен выполнять все требования, которые есть. Но при этом, конечно, он – последняя надежда всей команды. Он должен «тащить». Есть вратарь не «тащит», то и команда перестаёт играть. Он не особенный – он вратарь!

А вам с молодыми ребятами просто в кайф работать, правда?

 – В кайф, потому что им говоришь, а они слушают. Знаете, вратарь в годах, который уже много где поиграл – он тоже может прислушиваться, а может и: «…Чего ты мне говоришь, когда я сам уже лет дцать играю?», понимаете? Свой взгляд на жизнь и всё такое… Такого я только могу тренировать по его взглядам, а этим ребятам я могу подсказывать. Поэтому у нас и идиллия.

– Прямо душа в душу?

– (улыбается) Я их не душу, а они меня не душат.

– Себя самого молодого наверняка видите в них?

– Наверное, больше в Максиме, потому что я тоже любил тренироваться много-много-много. «Поп» (Денис Попов) тоже нормальный такой молодой пацан. А «Гусь» (Егор Гуськов) у нас уже 40-летний (подмигивает, усмехаясь).

– В смысле – 40-летний?

– Это мы с вратарями так вместе угораем над ним, что по поведению он у нас уже «ветеранчик». Набрался опыта – матёрый вратарило такой!

Егор Гуськов в «Рязань-ВДВ» с самого начала, с предсезонки. С ярославской «молодёжкой» и молодёжной сборной России за спиной. И на него львиной долей пришлось провальное начало чемпионата. Денис Попов пришёл в рязанскую команду в начале ноября из «АКМ», за который так и не провёл ни одного полного матча в сезоне – не доверяли. И дебютировал очень памятно, на выезде в Челябинске: тогда уже к пятой минуте пропустили две подряд, заменили Гуськова на Попова, и тот вытащил дальше всё – рязанская команда «откамбэчила» – и буллиты тоже.

Именно с той волевой победы на «Челметом» начался удачный уральский выезд – семь очков из восьми возможных. И именно с того момента команда Артёма Седунова начала свой подъём из подвала турнирной таблицы, который позволяет ей сейчас продолжать бороться за плей-офф. То есть, «оставаться в игре» – в сезоне этом оставаться.

И с того времени в рязанской «рамке» только Гуськов и Попов сменяют друг друга. Два 20-летних вратаря. А на буллиты – даже если штрафной бросок назначается с игры, как в овертайме матча в Кургане – выходит Попов.

– Как дали тогда ворота ему, так и не отдаёт, – смеётся Еграшин.

– Ну, как – дали? Заменили Гуськова, когда за первые пять минут он две подряд пропустил.

– Так я же и говорю: дали ему ворота, а он не растерялся. Работает хорошо, ловит.

– Скажите теперь: та вторая шайба Гуськова в Челябинске – вратарская или нет?

– Нет, не вратарская. Там два рикошета, один от груди в дальний угол. Он на один бросок сработал, потом на второй уже не смог. Мы разговаривали с Артёмом Петровичем (Седуновым, главным тренером) – это замена была чисто повлиять на хоккеистов.

–  И повлияли!

–  И слава Богу.

Кто принимает решение о замене вратаря?

– На игре сто процентов – Артём Петрович. Его это.

А кого ставить кто решает?

– Кого ставить мы разговариваем до игры – все втроём, и решаем. Но, конечно, главный среди нас – главный тренер. Я говорю за всех вратарей: кто в каком состоянии физическом сейчас, в каком психологическом. Вот это всё я объясняю, а главный тренер делает выводы. И перед раскаткой мы объявляем, кто играет, чтобы они уже готовились сами.

А вы это всё знаете, всё чувствуете, да? Кто в каком состоянии?

– Я вижу. Я много общаюсь с ними, потому что я сижу с ними, всегда в разговорах. И когда… нет, это нельзя говорить (улыбается, подмигивает) – секреты профессии. А то они потом меня просто раскусят…

Интерес ещё к тому был, что как-то на предсезонке перед матчем Александр Ардашев на этот вопрос ответил: «Это не ко мне, это к Еграшину. Он у нас тренер вратарей» …

 – Александр Аркадьевич вроде как, да, мне в этом смысле доверял. То есть, я если поставил вратаря, и он играет, то он играет. Я вообще не приверженец менять вратарей – когда он, например, играет, его «рвут», и он две пропустил, и три, но – ловит. Если вратарь ловит – зачем его менять? Смысл? А вот если не ловит, то его, конечно, сразу надо убирать. Были моменты, когда я вратаря не убирал, и получал потом втык от главного тренера: надо что-то, мол, было делать, а ты стоишь, тренер по вратарям, и ничего не делаешь…

– И вот с тех пор Попов играет на всех буллитах, и даже если буллит – с игры.

– Насчёт этого-то мы ещё до на тренировках поняли, что Попов будет у нас на буллитах всегда играть. Ну, по крайней мере большинство буллитов доверяем ему. Потому что на буллитах он хорош.

Бывают вратари, которые играют на буллитах, и бывают, которые – нет. Как это работает?

 – Есть такое, да. Как? Ну, может он играть на буллитах. Справляется! Просто «съедает» народ пачками, и всё.

То есть, это как у нападающих? Кто-то бьёт буллиты, а кто-то нет. И даже не нападающие – есть в «Рязань-ВДВ» настоящий «буллитёр» Егор Смирнов, так он защитник.

– Да, есть защитник Смирнов, который буллиты забивает, а есть нападающие, которые нет. Так же и вратарь: дано ему просто, чувствует он это дело. Может предугадывать. Может справляться с волнением. Нравится ему это, вот он их и ловит!

– «40-летний» Егор Гуськов. Какой он? Главные его качества, на ваш взгляд?

– Он опытный. Но это не то, чтобы качество. Самая нормальная вещь, которая есть у «Гуся» … Нет, он жизнерадостный, он спокоен и уравновешен, отношение к тренировкам – это всё понятно. Самое главное у него качество – как он собирается на игру. Он на каждый матч всегда собирается, как на последний. Вот перед Воронежем, например, ему на тренировке полную кошёлку шайб навтыкали. И он выходит на игру – и совсем другой человек. Ну вот просто – другой! Вышел, всё поймал, мы, тренеры – отдыхаем (улыбается). Вот это качество у него просто сногсшибательное – он всегда собран.

По тому, как вы это рассказываете, далеко не у всех вратарей так?

– Некоторые очень хорошо тренироваться умеют, но игру им доверить невозможно.

А каким вратарём были вы, Евгений Владимирович?

– Я? Всегда в первых рядах! (улыбается). Но особенный комфорт чувствовал, когда выходил на замену. Вот ты сидишь на скамейке, тот вратарь не ловит, и тебе говорят: всё, иди лови. Вот тогда игра – наша! Сто процентов. Когда я выходил на замену – это просто железобетон был, никогда не проигрывал!

То есть, вас нужно было сначала на скамейке держать?

– Я чаще в старте играл. Был нормальный, просто нормальный вратарь. Но если на замене – то просто железобетон!

51-летний Евгений Еграшин – воспитанник гремевшей в своё время усть-каменогорской школы. Играл за минское «Динамо», новополоцкий «Химик», пензенский «Дизелист», нижегородское «Торпедо», альметьевский «Нефтяник» и клинский «Титан». Тренерской работой занялся в 2006 году в московской школе «Созвездие». Затем был тренером вратарей в школе и молодёжной команде казанского «Ак Барса», санкт-петербургского клуба «Серебряные Львы» и подмосковных «Атлантов» в МХЛ.

– Ну, как гремела, – вспоминает. – Это 75-й год у нас начал греметь. (Евгений) Набоков – уехал в НХЛ. Ерёма – Еремей (Виталий Еремеев) – уехал в «Динамо», а потом и в НХЛ. Потом (Вадим) Тарасов – и та «Кузня», и сборная… А папа Набокова (Виктор Набоков – легенда усть-каменогорского «Торпедо») вообще был такой страж ворот номер один. А потом пришёл Володя Бородулин (старший брат известного нападающего Михаила Бородулина, впоследствии тренер вратарей) – вот он него я просто пищал там, конечно!

Что он делал?

– Он? Он… просто играл в хоккей! Для меня этот вратарь был вообще – просто супер! Я с ним общался, и он мне много подсказывал. И самое удивительное, что у него одна нога с вырезанным сухожилием. То есть, она не сказать, что травмированная – на одной ноге играл человек просто! И что вытворял! Чудеса!

Вот вы на этом всём учились…

– Я хоккей с детства вообще не пропускал. Как хоккей в то время было пропустить? – У нас такие звёзды! Командёха была – вообще! Вова Локотко – человек без нагрудника играл всю жизнь! Приехал в «Спартак», судья идёт и смотрит – он без нагрудника выходит. Говорит: «Товарищ! Вы куда?» – «Я? На игру» – «Я тебя без нагрудника на игру не пущу, ты что?!» – «Так я вообще без нагрудника играю…». И не пустил его. Пришлось одевать «нагрудник»: он себе «лепесток» какой-то напялил – всё оторвал там: вот, говорит, нагрудник…  В то время в Устинке хоккей – это полные трибуны, орут все, болеют. Детство у меня было с хоккеем – сумасшедшее! Нас, пацанов, там все знали. И бесплатно, без билетов, бабули на хоккей пускали: «Можно?» – «Заходи!»… Смотреть этот хоккей было что-то невероятное. Когда они, например, там Артура Ирбе «рвали» вдребезги: остаётся четыре секунды, вбрасывание в нашей зоне, мы горим. Выигрываем вбрасывание, Борька Александров (правильное ударение – на последний слог) до синей доехал – до сирены секунд сколько там остаётся? – и как дал её Ирбе! И всё – 4:4! Играли с «Динамо-Москвой», тот же Александров из-за своих ворот всех, как детей, объехал, и Шталенкову положил. Трибуны встали аж все и орали минут пять. 10:1 мы «Динамо-Москву» – 10:1! Такое видеть своими глазами – дорогого стоит.

Вратарь, в принципе, сам, один, может выиграть матч?

– Да, может. Спокойно. Может поймать все броски, и всё. Я считаю, что у каждого вратаря есть такие матчи, которые он может один вытащить. Просто кураж поймал, и шайба у него на ленточке катается, он её шнурками и чем только ещё ни отбивает – она в ворота просто не идёт. Я считаю, что у каждого вратаря такой матч был. И будет, наверное.

Вы рассказали про Гуськова. А Попов – он какой?

– Попов очень спокоен и очень уверен. В себе. Ну, вот представьте: вот он сидит. Подходишь к нему: давай, готовься, выходи. И он выходит, и просто… Вот, например с «Зауральем» у нас буллит – последние секунды овертайма! Иди – поймай! Он вышел, поймал, и снова сел. Представляете, какая психика у него?!

– Притом, что ему 20 лет и он, по большому счёту, до «Рязань-ВДВ» нигде на уровне не играл…

– Ну, как не играл? Он был хорош в МХЛ, очень хорош. Не зря же его купили в «АКМ». Поэтому сказать, что он не играл нельзя – он играл в МХЛ.

– Но не на уровне ВХЛ.

– Тут суть в чём: если ты нормальный перспективный вратарь и ловил в МХЛ, то приходишь в ВХЛ и здесь тебя обобьют недели за две. Говорят, что тут пули, типа, летают? Пули-то пули, но через две-три недели эти пули тебе уже не пули. И ты спокойно, уверенно, как будто всю жизнь здесь, ловишь. Привыкнуть к броскам, к быстроте, если ты ловил – и всё.

– Но ведь сильно бросают?

– Сильно. Но это не самое главное.

– ?

– Вы же спросили: «Сильно?». Я ответил: сильно. Только сила-то тут ни о чём.

– ?!

– Вот у Толузакова бросок – не сказать, что он им «убивает» вратарей, да? Но он шайбу как будто рукой берёт, и туда, в сетку, кладёт. Точность! Его не ждут – он где-то раз! – и она уже в воротах.

– Говоря о количестве бросков – бывает много за матч, бывает мало. Это же большая разница для вратаря? Ещё говорят, что вратарь «замёрз» …

– И правильно говорят. Когда мало бросков, вратарь постоянно сам по себе должен быть в игре. Я ребятам на такие случаи говорю: ты играй за того вратаря, по которому мы бросаем – лови за него. Стоишь на своём месте, а головой представляешь себя в воротах напротив, чтобы не застаиваться. Так ты весь матч играешь – если не сам, то в своём уме: двигаюсь так, ловлю так, понимаете?

–  Это прямо шахматы уже какие-то!

– А как иначе? Если ты просто стоишь и ждёшь, когда к тебе приедут – ты уснёшь. Надо постоянно быть в тонусе.

– Вы сами так играли?

– Да, я всегда играл в тонусе. И вижу, что и «Гусь», и «Поп»: им и мало бросков – они ловят, и много – ловят. Значит, они себя хорошо держат в тонусе.

– Самые сложные броски какие?

– Самые сложные, когда ты шайбу и не видишь, и не ждёшь.

– Когда не видишь – понятно. А как это – не ждёшь?

– Есть люди. Их, конечно, в советское время было много. Вот нападающий вроде ведёт шайбу, подъезжает к защитнику и, вроде, ничего не делает. А шайба в это время уже летит в твои ворота…

С кистей?

– Да, просто кистевой бросок без замаха.

Это просто уметь нужно.

– Сейчас этим редко пользуются. Практически вообще не видел, чтобы сейчас так бросали. А в советское время это было нормой, потому что этому учили всегда. Ты едешь, без замаха кистевой из-под защитника: вылетает «пуля» и поймай её, попробуй. Сейчас нападающие должны сами приноровиться к шайбе, должны место для броска себе выбрать. И пока они это выбирают, у них то шайба сойдёт, то выбьют, то не дадут бросить… Поэтому и вратари тоже привыкают, что пока нападающие себе её подработают, тогда только бросок будет. А если нападающий хитренький, с кистями, то взял, и треснул – вот тогда ты её не ждёшь и тогда очень опасно.

– Как вы уже сказали, сейчас в ВХЛ таких хитреньких редко встретишь.

– У нас было – Силантьев из-под защитника в дальний как дал её! И мы тогда вытащили ту игру. Вратарь даже очнуться не успел, как она там торчит. Вот эти вот броски сейчас самые опасные: ты как бы и не ждёшь, потому что, вроде, он должен там защитника обыгрывать или себе лучше позицию выбирать. А он её тебе пуль! И тащи…

– Наш тренерский штаб в целом не выглядит шибко эмоциональным. На игре за скамейкой наблюдаешь, или по трансляции смотришь матч на выезде: никто не бегает, не орёт, планшетки не ломает. А вы, Евгений Владимирович так вообще – как памятник стоите. Понятно, что спокойствие это внешнее. А внутри-то – всё кипит?

 – Кипит вообще нормально! (смеётся). Поэтому и я спрятался там за стеклом. Переживаю, конечно. Ругаюсь. Но у меня нет такой привычки, если вратарь всё ловит – бегать и постоянно ему что-то подсказывать. Если он уже знает, что делать, и делает – зачем ему что-то говорить? А видя, что вратарь что-то упускает, можно подойти, шепнуть на ушко. И дальше ты своё делаешь, а он своё.

– Уверенность в ваших ребятах у вас полная!

– Если ты не уверен в своём вратаре, то это… (пауза). Это мучения уже.

– Начало сезона если вспомнить – мучения. Постоянно проигрывали: в шайбу, в две. И к вратарям претензий тут, в общем-то, особо не предъявишь – в защите не справлялись иногда совсем…

– Это было становление команды. Я не могу сказать за полевых. У меня задача, чтобы вратарь вышел и был готов к игре. На предсезонке была пара матчей, может, когда вратарь не сыграл. Остальные – на уровне. Потом, конечно, и сезон начали не очень. У нас показатели были очень слабые по сравнению со всей лигой – мы чуть ли не на последнем месте были по пропущенным. Потом, когда Артём Петрович принял команду, мне тоже это высказал: «Евгений Владимирович, мы много – очень много! – пропускаем. Надо решать вопрос». Чуть перестроились, чуть подтянулись, Попов пришёл. Есть конкуренция, поэтому вратари и тянутся друг к другу, и на этой конкуренции мы можем играть и играем.

Расскажите об этой конкуренции. Она же рабочая. Никто не подсиживает друг друга…

– Не подсиживаем – мы друг друга «подъедали» и «подъедаем». Все расстраиваются, когда ты им говоришь: «Ты сегодня не играешь, ты сегодня в запасе». Все хотят сыграть. Потому что вот «Гусь» заболел – пять игр подряд сыграл «Поп». И из пяти четыре выиграли – одну только проиграли, но не из-за него. Поэтому вообще нельзя сказать, что у нас есть «номер один вратарь». И это подстёгивает всех. Самое большое для хоккеиста – любого – это доверие тренера. Есть доверие – и он выложится больше, чем на сто процентов. Нет доверия – тяжело. Поэтому Попов пришёл, ему доверили, и он сразу, как я говорил, «взял ворота». От доверия очень много зависит. Но что мне очень нравится – все вратари добрые у нас.

Добрые?

– Я имею в виду, что за пазухой не носят топор. Все нормальные. Со всеми можно работать. И добиваться успехов.

Встречались и совсем другие вам на вашем пути, следует понимать?

– Да, встречались. Но очень редко, потому что я неконфликтный человек сам по себе, и чтобы меня вывести на конфликт, надо постараться.

Вообще кажется, что хоккейный вратарь по роду занятия своего не может быть каким-то нехорошим человеком. Он должен быть большим и добрым, и тогда он всё поймает…

– Так-то да, большим и добрым. Но не всегда это получается. Каждый человек, вы же знаете, индивидуум – один такой, а другой такой. И ко всем надо иметь подход. Не под одну гребёнку всех причёсывать. Чтобы – по-доброму.

И даже так, логически: полевой игрок, нападающий, скажем, может просто выместить злость: сильно бросить, крепко бить кого-то. А вратарь-то нет – только по нему бросают, и только его бьют…

 – Это-то да. Но он может выйти и потом все эти клюшки переломать и наораться вдоволь (улыбается).

Ваши-то вратари – спокойные?

– Наши спокойные. Бывает, что кричат, не без этого – но по-тихонькому. Потому что эмоции всё-таки зашкаливают, и главное всегда, конечно, результат. И лучше побеждать. И хорошо, что мы к этому так стремимся и добиваемся этого.

И очень интересно и, кажется, очень даже кайфово быть тренером вратарей в хоккее, правда?

– Кайфово – не то слово! Я вообще просто тащусь от этого! От того, что ты чего-то говоришь, что-то показываешь, они это делают, а потом выходят – и ловят! Вот тогда умиление прямо на сердце – от того, что всё получилось, и ты тоже к этому руку свою приложил.

rafont , islam journal, Supertekne.com, Helvetica Font, Avenir Font, Gilroy Font, Rafont, Gotham Font, Futura Font, DHI Hair Transplant, Hair Transplant Istanbul, Hacklink Satış Sitesi, Dental Implants Istanbul, Hollywood Smile, Islam Journal ebike conversion kits ebike conversion kit ebike conversion kit edu backlink twitter backlink twitter SEO hair transplant Istanbul DHI hair transplant dental implant Istanbul Hollywood smile Istanbul hair transplant beard transplant beard transplant Istanbul hair transplant Turkey